Добро пожаловать!







Забыли пароль? Вам сюда!!
 



Наш календарь


Поиск на всём сайте:



Сейчас на конференции



В нашей базе данных...


можно найти роддома, клиники, детские сады и школы рядом с домом




Социальные сети...


Наши социальные группы

 

Прочие полезности:


FAQ

Очистить cookies

Сообщить другу

Версия для печати

Текущее время:
06.12.2016 22:05

Часовой пояс: UTC + 1 час [ Летнее время ]



KINDER.RU
Интернет для детей

Сообщение 24.05.2007 19:03

Ребёнок учится говорить
Автор(ы): Смирнова Е.О. Выходные данные: Версия для печати


Что даёт человеку речь
С чего начинается речь
Почему заговорить бывает трудно
Как помочь ребёнку заговорить
О чём разговаривать с дошкольниками
Как научить ребёнка речевому общению
Мультики, сказки и стихи


Что даёт человеку речь

Наверное, самое важное и впечатляющее событие в развитии детей раннего возраста – это овладение речью. С каким нетерпением обычно ждут родители появления первых слов ребёнка! Как хочется, чтобы это маленькое, жизнерадостное существо скорее стало говорящим, и понимающим! Ребёнок, научившийся говорить, уже становится полноценным человеком, с которым можно нормально общаться. Но речь – это не только возможность разговаривать. Овладение речью производит целую революцию во внутренней, психической жизни малыша. Это событие перестраивает все психические процессы – и восприятие окружающего (оно становится осмысленным и осознанным), и мышление, которое становится речевым, и чувства, и желания, которые теперь могут быть выражены в словах. Речь позволяет ребёнку управлять своим поведением, думать и фантазировать, строить воображаемые ситуации и осознавать своё поведение. Именно овладение речью даёт мощный толчок для интенсивного развития не только общения, но и всех сторон психики ребёнка.

Столь магическим действием речь обладает в силу того, что она освобождает ребёнка от ситуативной связанности. Зависимость от окружающих вещей постепенно слабеет, и маленький человек начинает строить свой достаточно устойчивый и уникальный внутренний мир. В этом внутреннем мире живут его представления, оценки, планы, воспоминания, стремления, намерения, стихи, песенки сказки и многое другое. И всё это существует в форме слов, высказываний, предложений. Именно речь позволяет малышу приобщиться к человеческой культуре, а значит стать человеком.

Но разве нельзя думать и воображать без слов? Ведь у человека есть множество средств, чтобы передать свои чувства и желания, отношения. Это и улыбки, и крики, и жесты и разнообразная мимика. Неужели нельзя полноценно жить и общаться, не разговаривая? А как же люди, лишённые слуха (глухонемые)?

Дело в том, что речь – это не только слова, произнесённые в слух. Это, прежде всего, сознание человека, которое существует только на основе языка. В отличие от любого другого сигнала (мимики, крика, вокализации и пр.) слово – это знак, который всегда несёт общечеловеческое значение. Для того чтобы передать какое-то содержание другому, нет иного пути, кроме отнесения этого содержания к общему и известному для всех людей (конечно, в рамках данного языка и данной культуры) классу предметов или явлений. Когда малыш называет какой-то предмет (например, мячик) словом, он уверен, что для всех окружающих взрослых этот предмет имеет тоже название, что все мы вместе знаем (со-знаём), что данная вещь является именно мячиком. При этом не так уж важно какого размера и цвета этот мячик, а важно что это игрушка, которую нужно катать или бросать, поэтому данный предмет смело можно отнести к разряду мячиков. Обозначая любой предмет словом, ребёнок относит его к определённой группе предметов, а из этого уже следует, что он осуществляет обобщение. Даже самое первое и простое слово ребёнка это уже не просто звук, но и обобщение, т.е. работа мысли. При чём такое обобщение осуществляется не на основе случайных воспринимаемых признаков, а на основе общечеловеческого, культурного опыта. Чашка, стол или часы могут быть совершенно разной величины, цвета или формы, и хотя эти признаки наиболее очевидны и казалось бы бросаются в глаза, они не играют никакой роли для определения и обозначения этих предметов, для отнесения их к конкретным группам. И только совместное знание (сознание) культурного значения этих предметов, т.е. для чего они нужны, и как ими пользоваться, позволяет нам смело назвать их соответствующими словами и быть уверенными, что другие нас поймут. Конечно, такое понимание возможно только в том случае, если система знаков (или язык), у нас общая. Любой язык (в том числе и язык глухонемых, основанный на жестах) – это сложная система знаков, позволяющая обозначить абсолютно все явления внешнего и внутреннего мира, а следовательно выразить и осознать их. Поэтому, овладевая языком, ребёнок овладевает знаковой системой, которая становится мощным средством сознания, мышления, управления собой и, конечно же общения.

Ребёнок овладевает речью в общении со взрослым. Первая функция речи – это высказывание, сообщение и понимание, т.е. коммуникация. Общение непременно требует соответствующей системы средств, позволяющей передать свои мысли и переживания, и понять своего партнёра. Но, как мы пытались показать, даже самое примитивное речевое общение уже содержит в себе обобщение, а значит, связано с развитием сознания и мышления ребёнка. Поэтому своевременное и правильное овладение речью имеет чрезвычайное значение для общего развития ребёнка. Однако именно проблема задержки речевого развития у детей является одной из наиболее распространенных на сегодняшний день.

В последние годы и родители, и педагоги часто жалуются на то, что дети начинают поздно говорить, разговаривают плохо и мало, их речь бедна и примитивна. Специальная логопедическая помощь нужна практически каждой группе детского сада. Такая картина наблюдается, к сожалению, не только в нашей стране, но и во всем мире. За последние 20 лет число речевых нарушений выросло более чем в 6 раз. Чаще всего это связано с неблагоприятной семейной обстановкой, в которой растет ребенок, с неправильно выстроенной взрослыми тактикой воспитания. Оно не должно ограничиваться необходимым уходом за ребенком. Ребенку необходимо активное, интенсивное общение со взрослым: совместные игры, прогулки, беседы, занятия. В данном случае очень важно «качество» общения, а не количество.

Учитывая важность и глобальность данной проблемы, необходимо подробнее остановиться на этапах речевого развития, чтобы понять, что могут сделать родители для своевременного и полноценного становления речи ребёнка.



С чего начинается речь

Надо сказать, что овладение речью – одна из самых сложных и таинственных проблем детской психологии. Трудно понять, каким образом маленький ребёнок, который не может ни на чём сосредоточиться, не владеет умственными действиями, и вообще ничего не понимает, всего за несколько месяцев практически в совершенстве овладевает столь сложной знаковой системой как язык. Чтобы понять этот загадочный процесс, попытаемся посмотреть, как всё начинается.

На первом году жизни младенец, конечно же ничего не говорит. На этом этапе речь заменяют другие, невербальные средства – эмоциональные возгласы, мимика, а затем жесты, позы, локомоции, вокализации. Но уже этот возраст является подготовительным периодом в развитии речи, поскольку в это время складываются очень важные условия и предпосылки овладения речью, которые во многом определяют дальнейший ход речевого развития. Подготовка к появлению речи идёт двумя путями: 1) развитие понимания речи взрослых (или развитие пассивной речи); 2) развитие предречевых вокализаций ребёнка, которые предшествуют собственной активной речи. Первый путь связан с развитием речевого слуха, второй - с отработкой речевых артикуляций.

Уже в первом полугодии жизни у младенцев наблюдается особое отношение к звукам речи окружающих взрослых - разговор взрослого, обращённый к младенцу, вызывает у него ярко выраженное оживление. Уже в 3-5 мес. младенцы проявляют особую избирательность к звукам речи сравнительно со звуками любых физических объектов (гудков, колокольчиков, музыкальных инструментов и пр.) Во втором полугодии происходит различение самих речевых звуков: в них выделяются два разных компонента - тембровой (фонематический) и тональный (звуковысотный), которые несут разную нагрузку в понимании речи. В большинстве современных языков, в том числе и в русском, смыслоразличительными единицами являются тембровые различия звуков, или фонемы. Овладение речью как средством общения возможно лишь на основе достаточно развитого фонематического слуха, который осуществляет определённый анализ, отделяя высоту звуков от их фонематических особенностей и тонкое дифференцирование самих фонематических различий. Речевое общение требует особенно тонкого различения тех звуковых единиц, изменение которых влечёт за собой изменение смысла слова (например "том-дом", или "мак-лак" и пр.). Во втором полугодии начинается интенсивное развитие фонематического слуха ребёнка, в результате которого к концу года ребёнок уже различает многие слова взрослого и понимает их значение.

Первичное понимание слов проявляется в умении ребёнка находить взглядом называемый и прежде неоднократно показываемый предмет. Cемимесячный ребёнок поворачивает голову в сторону этого предмета, если он находится на постоянном месте, и фиксирует его взглядом. В 7-8 мес. младенец уже может найти названный предмет в любом месте. В этом же возрасте ребёнок начинает по просьбе взрослого проделывать простые движения – на слово "ладушки", например, он хлопает в ладошки, а на слово "до свидания" - машет ручкой. К концу года младенец понимает названия большинства своих игрушек и простых, знакомых действий (пить, есть, лежать, ходить и пр.)

Помимо развития фонематического слуха и понимания слов взрослого, во втором полугодии интенсивно развиваются собственные голосовые реакции ребёнка, которые на первом году имеют характер предречевых вокализаций. Предречевые вокализации достаточно часто наблюдаются уже в первом полугодии жизни. К ним относятся: вскрики (громкие эмоционально насыщенные звуки); гуканье (короткие согласные звуки типа "кхх", "хм" или «агу») и гуление (протяжные звуки, напоминающие пение, например "аааа", "гулиии"). Вокализации младенца первого полугодия мало напоминают человеческую речь, они скорее похожи на бульканье воды или пение птиц, их очень трудно воспроизвести. И вот, в середине первого года, когда это "щебетание" достигает своего апогея, в вокализациях ребёнка появляются совсем чёткие и ясные звуки, очень похожие на осмысленную человеческую речь:"ба-ба-та", "ма-ма-да-да" и пр. Вокализации такого типа, воспроизводящие звуки речи, называют лепетом. С появлением лепета (к 5-6 мес.) ребёнок охотно использует свои голосовые возможности для привлечения внимания окружающих и общения с ними. Лепет впервые появляется и наиболее ярко обнаруживает себя в ситуациях общения со взрослым. К концу года появляются своеобразные лепетные тирады с ярко выраженным интонационным рисунком. Это так называемое "лепетное говорение". Лепетное говорение всегда обращено взрослому: ребёнок заглядывает ему в глаза, жестикулирует, улыбается или сердито ворчит. Внешне он совершенно точно воспроизводит ситуацию речевого общения, и хотя никакого речевого содержания в таком общении пока что нет, взрослый без труда понимает, что хочет "сказать"ему ребёнок. Лепет является наиболее прогрессивным видом предречевых вокализаций младенца, предшествующим появлению активной речи. Его появление свидетельствует о том, что голосовой аппарат ребёнка готов к воспроизведению "человеческих слов". Интересно отметить, что предречевая активность есть абсолютно у всех детей, даже глухих от рождения. Но в случаях отсутствия слуха никогда не появляются лепетные вокализации. Характерно, что лепетные вокализации, в отличие от гуканья и гуления, по своему фонематическому составу отражают особенности родного языка окружающих взрослых, например, российские и китайские дети гукают одинаково, а лепечут совсем по-разному.

Очевидно, что появление лепета - это результат влияния слышимой речи. Однако возникает вопрос: всякая ли слышимая ребёнком речь ведёт к его собственному речевому развитию? Достаточно ли включить радио или аудиокассету, чтобы ребёнок усвоил звуки родного языка и начал лепетать? Ответу на этот вопрос была посвящена специальная работа. Детям от 10 до 15 мес., воспитывающимся в доме ребёнка, давали прослушивать записанный на магнитофонную плёнку отрывок из детской радиопередачи. Взрослый во время прослушивания находился рядом и слушал запись вместе с ребёнком. После 20-30 сеансов подобного прослушивания число лепетных вокализаций у детей, резко возросло, а у некоторых старших детей появились собственные активные слова. В целом непонятная ребёнку речь стала источником их радостных переживаний и речевого развития детей. Вместе с тем из этих экспериментов осталось неясным, что именно влияет на речевое развитие - присутствие взрослого или звучание знакомого текста. Для ответа на этот вопрос были проведены ещё две серии экспериментов - в одной из них тот же текст предъявлялся без присутствия взрослого в поле зрения младенца (он сидел за ширмой), а в другой - взрослый находился рядом, но звучал не речевой текст, а музыка. Однако, обе ситуации не привели к усилению вокализаций. В первом случае дети занимались главным образом тем, что искали источник звука, т.е. взрослого, и вовсе не прислушивались к слышимой речи; во втором "уроки музыки" также оказались неэффективными - многие дети начинали дремать и даже засыпали под музыку.

Таким образом, из этих экспериментов стало ясно, что слышимая речь оказывает влияние на речевое развитие младенцев только тогда, когда она связывается ребёнком с близким и знакомым взрослым. Именно взрослый вводит ребёнка в мир речевой действительности и формирует способность не только говорить, но и слушать. Речевое воздействие и слышимая речь не отделимы от конкретного человека. Глубокие эмоциональные связи ребёнка с родителями являются важнейшим условием возникновения и развития речи. Эмоциональные контакты, которые сами по себе не требуют речевых средств, способствуют речевому развитию двумя путями. Во-первых, эмоциональное общение со взрослым создаёт у ребёнка состояние свободы, раскованности, эмоционального комфорта, без которых невозможна собственная активность младенца. И во-вторых, заинтересованность в общении со взрослым делает ребёнка более внимательным к его речи: вызывает слуховое сосредоточение на звуках голоса, и зрительное сосредоточение на лице взрослого - ребёнок начинает внимательно рассматривать шевелящиеся губы и пытаться воспроизвести их движение. Благодаря этому в недрах чисто эмоционального общения складывается самое совершенное средство человеческого общения - речь.

Итак, уже на первом году складываются две важнейшие предпосылки речи ребёнка – фонематический слух и речевые артикуляции. Но в целом младенец остаётся не говорящим существом.

На третьем году жизни ребёнок в основном усваивает человеческий язык и начинает общаться с помощью речи. Между этими двумя периодами существует удивительный этап, когда ребёнок начинает говорить, но не на нашем, а на каком-то своём языке. Этот этап в детской психологии называют этапом "автономной детской речи".

Первым, кто описал автономную детскую речь, понял и оценил её огромное значение, был Ч.Дарвин, который прямо не занимался вопросами детского развития, но будучи гениальным наблюдателем, сумел заметить, что прежде чем использовать общепринятую речь, ребёнок говорит на своеобразном языке, который весьма отдалённо напоминает язык взрослых. Этот детский язык отличается от взрослого, во-первых, фонетикой (звучанием слов), а во-вторых, своей смысловой стороной, т.е. значением слов.

Звуковой состав первых слов ребёнка резко отличается от звукового состава наших слов. Иногда это совершенно не похожие на слова взрослых звукосочетания (например "адика", "ика", "гилига"), иногда обломки наших слов ("па" - упала; "бо-бо" - больно; "ка"-каша и пр.), иногда сильно искажённые слова взрослых, но сохраняющие их ритмический рисунок (например, "тити" - часы, "ниняня" - не надо, "абаля" - яблоко). Но во всех случаях это не воспроизведение слов взрослого, а изобретение своих собственных звукосочетаний. Напомним, что в лепетном говорении младенца встречаются практически все звуки и звукосочетания родного языка, поэтому говорить о неприспособленности артикуляционного аппарата ребёнка к произнесению человеческих слов нельзя. Здесь мы сталкиваемся скорее с порождением своих собственных слов, чем с несовершенным воспроизведением слов взрослого. Доказательством этого является другая особенность детских слов - своеобразие их значения.

Дарвин впервые обратил внимание на то, что слова автономной детской речи отличаются от наших слов по своему значению.

Приведём его известный пример, часто цитируемый для иллюстрации этого феномена.

Мальчик, однажды увидев утку, плавающую в пруду, стал называть её "уа". Эти звуки производились ребёнком тогда, когда он у пруда видел утку, плавающую в воде. Затем мальчик стал называть теми же звуками молоко, пролитое на столе, лужу, всякую жидкость в стакане и даже молоко в бутылочке. Однажды ребёнок играл старинными монетами с изображением птиц. Он стал их тоже называть "уа". Наконец, все маленькие круглые блестящие предметы (пуговицы, медали, монеты) стали называться "уа".

Примеров автономных детских слов множество. Так, детское слово "пу-фу" может означать йод, ранку, горячую кашу, сигарету, из которой идёт дым, огонь, сам процесс тушения и многое другое, где нужно дуть. Слово "кх" может означать кошку, мех, волосы, шапку, шубу, и многое другое, что связано с ощущением мягкости и пушистости. С точки зрения взрослого в этих вещах нет ничего общего. Для взрослого этот признак мягкости и пушистости совершенно не важен, а для малыша он может быть главным, потому что в своих первых обобщениях он руководствуется, прежде всего, непосредственным ощущением и своим собственным, неповторимым опытом. Интересно, что предметы могут называться одним словом по самым различным признакам. Например, у одной девочки (1 г.3 мес.) слово "ка" имело 11 значений, которые постоянно расширялись. Сначала (в 11 мес.) этим словом она назвала жёлтый камень, с которым играла, затем этим словом она назвала жёлтое мыло, потом камни любого цвета. В 1 год она назвала словом "ка" кашу, потом куски сахара, потом всё сладкое, кисель, варенье, потом катушку, карандаш, мыльницу с мылом и пр. Можно видеть, что одни предметы входят в состав значения слова по одному признаку, другие - по другому. Например, жёлтое мыло вошло по признаку цвета, кисель - по признаку сладкого, а катушка и карандаш - по звуковому сходству. Все эти значения образуют набор предметов, которые обозначаются одним словом "ка".

Ни одно из слов детской речи не может быть переведено на наш язык, потому что дети видят и обозначают предметы совершенно по-другому. Интересно, что те же дети прекрасно понимают значения всех взрослых слов: они легко отличают кошку от маминых волос или бутылочку с йодом от сигареты. Но они продолжают говорить "кх" или "пу-фу" вовсе не из каприза, а потому что его слова имеют другое значение.

Из этих двух особенностей автономной детской речи вытекает третья, связанная с её использованием. Если эта речь непохожа на обычную ни по своему звучанию, ни по своему значению, то понять её может только тот, кто хорошо знает ребёнка, кто может разгадать его шифр. Ни один посторонний человек не может догадаться что означает "уа" или "пу-фу". Но близкие люди без труда понимают малыша, потому что они ориентируются не только на его слова, но и на ту ситуацию, в которой находится ребёнок. Например, если ребёнок кричит "уа" на прогулке, значит он хочет подойти к пруду, а если он говорит то же "уа" в комнате, это означает его желание играть с пуговицами. Общение с детьми в этот период возможно только по поводу конкретной ситуации (поэтому оно и называется ситуативным). Слово может обозначать только тот предмет, который ребёнок непосредственно воспринимает. Если предмет находится перед глазами, то сразу понятно, о чём идет "речь". Но понять значение этих слов, когда они оторваны от ситуации невозможно. Если наши слова могут замещать ситуацию, то слова автономной детской речи нет. Они используются для того, чтобы выделить что-то важное в конкретной ситуации. Они имеют указательную функцию, но не имеют обозначения. Слова ребёнка не могут замещать отсутствующие предметы, но могут в наглядной ситуации указать на её отдельные стороны и дать им названия.

Своеобразие автономной детской речи отражает особенности мышления ребёнка на этом переходном этапе развития. На стадии детской речи не существует ещё возможности словесного мышления, оторванного от наглядной ситуации. Его мышление носит несамостоятельный характер, оно как бы подчиняется восприятию и аффективный момент преобладает в ней над мыслительным. Высказывания ребёнка соответствуют не нашим суждениям, а скорее нашим восклицаниям, с помощью которых мы передаём эмоциональную реакцию на ситуацию. Указывая на собаку («ав-ав») или на машину («бибика») ребёнок как бы говорит: «Вот это да! Посмотри как здорово!» Такие «высказывания» передают воспринимаемые впечатления, констатируют их, но не обобщают и не умозаключают. Вместе с тем нужно подчеркнуть, что детские слова появляются только там, где есть яркие эмоциональные впечатления, своего рода восторг перед встреченными явлениями. Если малыш находится в состоянии безразличия к окружающему (из-за отсутствия сильных впечатлений или собственной эмоциональной глухоты), никаких восклицаний, а следовательно и детских слов не появляется.

Характерно, что слова детской речи не имеют постоянного значения - в каждой новой ситуации обозначается нечто иное, чем в предшествующей. Первые детские слова обозначают почти всё или очень многое, они приложимы к любому предмету. Их значение крайне неустойчиво - оно скользит по окружающим предметам, вбирая в себя всё новые. Это скорее указательные голосовые жесты, чем настоящие слова. Поэтому такая речь не может стать средством развития сознания или мышления. Вместе с тем это первый и необходимый этап речевого развития.

Период автономной детской речи есть в развитии каждого ребёнка. В этот период нельзя сказать, есть у ребёнка речь или нет, потому что у него нет речи во взрослом смысле слова, и в то же время он уже говорит. Следующий этап развития речи ребёнка знаменуется появлением его первых настоящих слов.



Почему заговорить бывает трудно

Как уже отмечалось выше, в последнее время явное недоразвитие или отсутствие речи у 3-4 летних детей становится всё более серьёзной проблемой для родителей и педагогов. Попытаемся рассмотреть основные, наиболее типичные причины таких проблем у детей 2-3-х лет и, соответственно, способы их преодоления.

Первой и главной причиной отставаний в речевом развитии является недостаточное общение ребёнка со своими родителями. В последнее время многие родители в виду своей занятости и усталости не имеют времени и желания общаться со своими детьми. Главным источником впечатлений (в том числе и речевых) становится для детей телевизор. Молчаливое состояние семьи в повседневной жизни и перед экраном телевизора имеет драматические последствия для овладения речью маленьким ребенком. Уже давно бьют тревогу врачи, которые в силу своей профессии имеют дело с нарушением речи и слуха в детском возрасте. Уже в середине 90-х годов немецкий врач Манфред Хайнеманн, при помощи новых методов обследования наткнулся на неожиданно большое количество детей трех с половиной, четырех лет, нуждающихся в лечении. В среднем, у 25 % детей было обнаружено нарушение развития речи. Сегодня в среднем каждый четвёртый ребенок дошкольного возраста страдает замедленным развитием речи или его нарушением, независимо от уровня образования или от принадлежности родителей к определенным социальным слоям.

Специалисты подчеркивают, что увеличивающиеся нарушения развития речи в наше время объясняется не столько медицинскими факторами, сколько изменившимися социально-культурными условиями, в которых растут дети. У родителей сегодня меньше времени для своих детей. В среднем у матери остается около 12 минут в день, чтобы действительно поговорить со своим ребенком. От свободного времени работающих родителей едва ли может что-то остаться для ребенка. И как следствие – растущее число детей, «осчастливленных» собственной аппаратурой, и тогда время просмотра передач достигает 3-4-х часов в день. Особенно внушает опасение то, что уже маленькие дети 3-5 лет смотрят телевизор в среднем 1-2 часа в день. А некоторые от 5 до 6 часов в день, когда им показывают дополнительные видеофильмы.

Но, казалось бы, сидя перед телевизором, малыш постоянно слышит речь, причём громкую, разнообразную и выразительную. Что ему мешает её усваивать? Дело в том, что речь, слышимая ребенком с экрана телевизора, не оказывает должного воздействия и не играет значимой роли в речевом развитии. Она не воспринимается детьми раннего возраста как адресованная им лично и не включена в их практическую активность, а потому не имеет никакого значения, а остаётся лишь фоном мелькающих на экране зрительных стимулов. Показано, что маленькие дети не выделяют отдельные слова, не понимают диалогов и не вслушиваются в экранную речь. Даже самые лучшие передачи или кассеты не могут заменить общения родителей со своими детьми. Ребенку необходимо непосредственное воздействие взрослого, его участие в практической деятельности малыша. Следовательно, для преодоления подобных отставаний в развитии речи необходимы по крайней мере два условия:
включенность речи в активную деятельность ребенка;
индивидуальная адресованность речи, которая возможна только в живом непосредственном общении.
Для ребенка, которому предстоит освоиться с миром речи, ни в коей мере не безразлично кто и как произносит слова. Ведь только благодаря обращенному к нему слову он может стать человеком в истинном смысле слова. Причем, в первую очередь здесь подразумевается не передача информации, а нечто совсем иное, имеющее гораздо большее значение – взгляд в глаза, заинтересованное внимание, ответная улыбка, эмоциональная выразительность. Всё это может дать ребёнку только близкий взрослый.

Однако иногда отставания в речевом развитии связаны и с избыточным пониманием близких взрослых. Взрослые, хорошо понимая значения автономной речи ребёнка и угадывая его малейшие желания, не стимулируют у него обращения к нормальной человеческой речи и не ставят перед ним речевую задачу. Они хорошо понимают, что хочет сказать ребёнок, и удовлетворяются его «детскими словами» типа «бу-бу», «нюка», «люка» и пр. Сами родители также с удовольствием используют детские слова в разговоре с малышом, поскольку такой детский язык (его иногда называют языком мам и нянь) выражает особую нежность и умиление перед малышом. Но этот язык уместен только для младенцев, поскольку ребёнок ещё не вникает в значение слов. После года, когда начинается интенсивное усвоение речи, «детские слова» могут стать серьёзным препятствием для развития нормальной человеческой речи. Ребёнок может надолго «застрять» на этом этапе, довольствуясь несколькими детскими словами. Если малыш до 3-4 лет остаётся на стадии говорения исключительно «детских слов», то в последствии в его речи возможны различные нарушения, связанные с неполным овладением звуками родного языка, замена звуков, их смешение и пр. В начальной школе такое неправильное произношение может вызвать грубые ошибки в письме, поскольку «как слышится, так и пишется».

Итак, основных причин «застревания» на стадии автономной детской речи две. Во-первых, окружающие близкие взрослые охотно используют в своём общении с ребёнком тот самый детский язык, повторяя его звуки и предлагая свои, типа «бибика», «ням-ням», «пи-пи» и пр. Во-вторых, родители и бабушки хорошо понимают не только своеобразный язык ребёнка, но и все его желания, угадывая их буквально с полуслова и полувзгляда. В этих условиях никакой потребности в настоящих словах у ребёнка не возникает. Соответственно для преодоления подобных проблем необходимо неукоснительно соблюдать два правила.

Не заменять разговор с ребёнком языком «мам и нянь», т.е. не говорить с ребёнком с помощью различных «бу-бу» или «пи-пи».

Ребёнку необходима правильная человеческая речь (естественно, понятная малышу). При этом обращаясь к нему следует чётко и ясно произносить отдельные слова, привлекая его внимание к их артикуляции и добиваясь от него внятного произношения.
«Не понимать» автономных слов и невнятных вокализаций ребёнка, побуждать его к правильному произношению и называнию нужных ему вещей и таким образом создавать речевую задачу. Необходимость, а потом и потребность в человеческой речи возникает только в общении с близкими взрослыми.

В этой связи можно вспомнить известный анекдот про одного мальчика, который до пяти лет молчал и родители уже считали его глухонемым. Но вот однажды за завтраком он сказал, что каша недостаточно сладкая. Когда изумлённые родители спросили его, почему же он до сих пор молчал, мальчик ответил, что раньше всё было в порядке. Так вот до тех пор, пока тебя понимают без слов, никакой необходимости в них нет, и поэтому можно молчать или объясняться нечленораздельными звуками.

Серьёзным препятствием для развития речи может также стать повышенная импульсивность ребёнка и нечувствительность ко взрослому. Такие дети чрезвычайно активны, подвижны, они несутся «куда глаза глядят», и ни на чём не могут сосредот
gkir

Аватара пользователя
Админ
 
Возраст: 37
Имя: Кирилл

Сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают:
нет зарегистрированных пользователей