Добро пожаловать!







Забыли пароль? Вам сюда!!
 



Наш календарь


Поиск на всём сайте:



Сейчас на конференции



В нашей базе данных...


можно найти роддома, клиники, детские сады и школы рядом с домом




Социальные сети...


Наши социальные группы

 

Прочие полезности:


FAQ

Очистить cookies

Сообщить другу

Версия для печати

Текущее время:
09.12.2016 21:34

Часовой пояс: UTC + 1 час [ Летнее время ]



KINDER.RU
Интернет для детей

Сообщение 24.05.2007 21:02

Как Ваша интуиция, в порядке?
Автор(ы): Юркевич В. С.

О каком ребенке мечтает каждый родитель? Чтобы был здоровенький – это само собой. Чтобы был хорошим человеком – тоже само собой. И, конечно, чтобы был способным, умным, даже – а почему бы и нет – талантливым. Порядок этих желаний может меняться, но все три, как правило, присутствуют.

Я, так уж пришлось, всю свою жизнь занимаюсь так называемыми одаренными детьми. Словечко «так называемыми» здесь неслучайно – достаточно условно и само понятие «одаренный ребенок, да и одаренность ребенка явление не слишком понятное и не особенно устойчивое. И все же способности реально существуют и их можно и нужно развивать.

Сначала совсем немного теории и только то, что нужно для нашего сегодняшнего разговора.
Многое в развитии способностей решают пресловутые гены, т.е. наследственность. Их роль сейчас не отрицает никто. Одни числят за генами львиную долю (до 80 %) всех проявлений, другие с пеной на губах отстаивают ведущую роль именно воспитания, но никто, абсолютно ни один специалист не отрицает значительной роли воспитания и прежде всего родительского, в развитии умственных т творческих возможностей ребенка.
Принципиальное значение в развитии способностей имеет ранний период развития. Именно в этот период складывается основа, фундамент будущих способностей. Более того, в настоящее время абсолютно серьезно и даже доказательно говорят даже о «дородовой» педагогике способностей. С каждым днем все больше свидетельств справедливости этого мнения.
В этот ранний период детства важны не столько сами по себе занятия с ребенком, сколько своего рода интеллектуальный климат в семье, стимуляция так называемой познавательной потребности.
Значит, раз так много зависит от воспитания, значит уже сейчас наука может рассказать, научить – где, когда и каким образом развивать способности. Давайте, учите, раз психологи, а мы почитаем, поучимся, говорят мне молодые родители.

Все не так просто. Да, наука может чему-то научить – в том смысле, что многое о том, как развивать способности, нам известно и есть факты и рекомендации в определенном смысле безусловные, принимаемые большинством специалистов при всех обстоятельствах.

И все же нет, не может наука научить, в том смысле, что по книжкам сделать своего ребенка счастливо одаренным, видимо, невозможно. Во-первых, на каждый день советов не напасешься.

А во-вторых, ведь нужны не просто способности, а нужно воспитать способного человека. Иначе говоря, нужно воспитать способности в радость и ребенку и людям, которые с ним будут вместе жить и работать. И здесь одной нашей научно- психологической технологии недостаточно. Нужно то, что называется интуицией, или родительским талантом. Или материнским (а, может, и отцовским) шестым чувством.

И здесь разрешите сказать вам то, в чем я убеждена всем своим опытом. Интуиция есть у всех, особенно у женщин. Человеческий ум разный – один – абстрактный, логический, а другой внесловесный, интуитивный. Рискую вызвать негодование женщин – феминисток, но практика и даже научные исследования показывают, что если мужчины значительно выше женщин именно в уме абстрактном, логическом (кто больше любит математику – девочки или мальчики?), то практически любая женщина сильна именно в том, что называется интуицией.

Я вспоминаю свой класс одаренных детей, с которым мне пришлось работать в качестве психолога уже почти двадцать пять лет назад. Это был замечательный класс. Собранный из лучших учеников весьма знаменитой в те годы школы, этот класс вызывал неподдельное восхищение всех учителей школы. Дети, точнее подростки, были яркими, умными, образованными, многие из них потом вполне оправдали надежды учителей и родителей, а один из них стал гордостью отечественной информатики и, по слухам, правой рукой легендарного Билла Гейтса.

Так вот, родительское собрание родителей учеников этого класса было похоже на заседание Ученого Совета какого-нибудь академического вуза, а может, на летучку известной газеты- люди сидели весьма и весьма интеллигентные, великолепно и уверенно говорящие, серьезно и деловито предлагающие нечто чрезвычайно разумное. Вполне естественно, что у замечательных учеников этого класса были не менее интеллигентные родители- многие из них были докторами и кандидатами наук, а те , кто оказался без ученой степени, вполне могли бы на нее претендовать. И надо сказать, что ничего удивительного в этом нет – способности не появляются прямо из воздуха – для их развития, как уже говорилось выше, нужно соответствующее воспитание, точнее, климат, атмосфера семьи.

Так вот, среди всего этого интеллектуального великолепия единственным исключением выделялась простая и по виду малограмотная женщина – бедно одетая, с резким татарским акцентом, она явно стеснялась говорить и почти всегда отмалчивалась.. Ее сын тем не менее был ничуть не хуже всех остальных чудесных детей, и это было для меня загадкой. Как такая простая, явно мало образованная женщина могла воспитать такого замечательного сына. Ни особой интеллектуальной атмосферы, ни поддержки повышенной познавательной потребности здесь как будто не могло быть.
Под каким- то предлогом, а его нетрудно было найти – я была своего рода штатным психологом класса, я напросилась к этой женщине в гости.

Жила эта женщина где – то рядом с Центральным телеграфом, кстати, и работала там же. Причем на телеграфе выполняла самую неквалифицированную работу – упаковывала бандероли, а уже надписывать их должен был кто-то другой, пограмотнее. Сама она была откуда – то из-под Казани. Мужа у нее то ли не было, то ли он очень быстро исчез – я постеснялась расспрашивать.

Сама ее квартира была настоящей Вороньей слободкой – огромная прихожая, заставленная каким то хламом, множество закопченных тазов в ванной, и все остальные прелести коммунального житья.

Уже в первую нашу встречу я начала Раису (так ее звали) жадно выспрашивать, как, ну как ей удалось воспитать такого замечательного сына. Неужто чудо и родители с их воспитанием могут быть ни причем?

Все оказалось интереснее и сложнее. Оказалось, что у этой малограмотной женщины удивительный, поразительный материнский талант, та самая интуиция, о которой тогда я даже не догадывалась.

В доме я увидела довольно мало книг. Это при том, что у мальчика была так называемая врожденная грамотность, и его сочинения были среди лучших в классе. Как он учился читать? – задаю я свой первый вопрос.

К буквам мальчик стал тянуться где-то с трех лет (кстати, обычный для такого интереса возраст), а читать стал с четырех. И вот несколько характерных ситуаций. Мальчик знает буквы, но читает еще с грехом пополам. В комнату зашла соседка. «Тетя Катя, а я умею читать», – похвалился мальчик. И стал читать, с трудом, перевирая чуть ли не каждое слово. «Читальщик нашелся, – начала смеяться соседка, – ты сначала научись, как следует, а потом хвались».

И вот реакция моей собеседницы. «Я ей сказала, этой Кате – уходи отсюда, ты не умеешь с детьми, он только начал читать, а ты смеешься». Даже через десять с лишним лет после этой сцены черные, татарские глаза моей собеседницы сверкали неподдельным возмущением. «Я ее потом два года в комнату к себе не пускала – не умеет она с детьми», – горячо рассказывала она. Это психологически очень точно, действительно, в период самого начала чтения нельзя допускать никаких отрицательных эмоций – это Раиса сделала правильно. Но все же как она умудрилась сделать так, что уже в четыре года ребенок стал много читать – в три – то, четыре года многие дети знают буквы, а вот читают очень немногие. И здесь у Раисы тоже оказалась невероятная интуиция.

«Он уже научился читать, а читать не хочет – трудно ему, неинтересно, я понимаю, Надо, чтобы побольше читал, тогда будет легче и читать захочется (опять удивительно верно). Тогда я придумала так. Иду на кухню чистить картошку, и говорю своему парню, почитай мне, так скучно ее чистить, а у нас тогда чего- то и радио на кухне не было. И вот он читает, плохо читает, ошибается, а я радуюсь, и ошибок не замечаю, чтобы у него аппетит к чтению не испортить. Замечательно, сыночек, читаешь, говорю, иногда незаметно поправлю, и то не всегда.

Картошку чистить приходилось три раза в день, вот он три раза в день и читал мне. А я слушаю, радуюсь, и вдруг заплачу. Он спрашивает, чего это я, а я говорю ему, «вот ты читаешь, сынок, а я радуюсь. Грамотным будешь, не то, что я». А он и рад, «Да мама, я буду много знать», – и еще громче читает. Так и втянулся. А уж потом я его в библиотеку водила книжки брать, денег- то на книги не было. Придем, а все удивляются, какой маленький, а уже книжки берет читать. А он и рад – по пять книг норовит взять.

А считать он так научился. Любил шоколадки по пятьдесят пять копеек и игрушки все время просил. Я принесу зарплату и вместе с ним считаю, на что потратить. Это на картошку, это на мясо, это на тетрадки, а вот останется три рубля – это ему. И он в четыре-то года сам считал, на что ему хватит. Я ему не мешала. То считает, сколько шоколадок купит, то на какую игрушку ему хватит. Уж все цены в «Детском мире» знал. Я ему и деньги его сразу отдавала, покупай, что хочешь. Раз он потерял деньги, так я его не ругала, а переживала вместе с ним.

Слушая эту женщину, я понимала, что эта малограмотная женщина (на мои деликатные вопросы о ее образовании она смущенно отвечала – пять-то классов есть) обладала абсолютным родительским слухом, той самой женской интуицией, которая есть у всех женщин, но забивается, разрушается нелюбимой работой, тягостным бытом, хроническими конфликтами с близкими людьми. А у нее был именно ничем не нарушаемый, ничем не забитый родительский талант, дар интуиции.

Я думаю, что так называемые просветительские статьи, которые я сама в неисчислимом количестве писала и пишу, все же полезны, но не столько своими советами (советами на все случаи жизни не обеспечишь), а именно и только в той мере, в какой они могут разбудить, реа-ни-ми-ро-вать эту самую родительскую интуицию. Только в этом я вижу свою задачу как психолога.

И для начала Вам предлагается несколько заданий, на которые можно ответить по-разному, при этом все ответы могут быть достаточно верными.
Ваш четырехлетний ребенок сломал только что купленную дорогую игрушку. Ваши мысли и ваши действия.
«Я тебя убью», – говорит ваш малыш в ответ на какое-то запрещение. Как вы поступите?
Малыш пошел в сад. Вы жадно интересуетесь его первым днем и первыми впечатлениями. Как тебе новая воспитательница? – спрашиваете вы. «Она плохая»,- мрачно говорит ребенок. Ваши действия.
Малыш с утра канючит, чтобы ему почитали. У вас полно дел – стирка, кухня, звонки, но вы все же садитесь и читаете. Какие два условия необходимо постоянно «держать в голове» и, соответственно, выполнять, чтобы чтение оказалось в полной мере развивающим способности ребенка. Только не говорите, что нужно читать выразительно и правильно, подобрать хорошую книжку и т.д. Не об этом речь.

Отвечая на наши вопросы, не лезьте в книжки, это, во-первых, почти бесполезно – наша педагогическая литература отделывается все больше общими фразами. А во-вторых и в главных, разбудите свою интуицию, которая у вас, несомненно, есть, попробуйте сами найти нестандартное, творческое решение этих психологических ситуаций...

Как ни удивительно вам покажется, все эти ситуации имеют прямое, самое непосредственное отношение к развитию способностей. Как и каким образом – это тема нашего следующих бесед.

Источник: http://psyparents.ru/index.php?view=art ... 4&full=yes
gkir

Аватара пользователя
Админ
 
Возраст: 37
Имя: Кирилл

Сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают:
нет зарегистрированных пользователей