Добро пожаловать!







Забыли пароль? Вам сюда!!
 



Наш календарь


Поиск на всём сайте:



Сейчас на конференции



В нашей базе данных...


можно найти роддома, клиники, детские сады и школы рядом с домом




Социальные сети...


Наши социальные группы

 

Прочие полезности:


FAQ

Очистить cookies

Сообщить другу

Версия для печати

Текущее время:
22.11.2017 03:54

Часовой пояс: UTC + 1 час [ Летнее время ]

Cookie-Policy



KINDER.RU
Интернет для детей

Сообщение 23.05.2007 23:08

24-го, в воскресенье у нашего папы был выходной и мы отправились на речку на пикник. Пожарили мяско, полюбовались видами и я даже "отравилась" маленькой баночкой пива. Вечером наш папа, спокойно лежал в кровати и как всегда перед сном, почитывал книжечку, а я пошла в туалет и в ванну. Время было около 23:40.В туалете я обнаружила маленький сгусточек крови и подумала: "Уж не пробка ли это?" Зная, что пробка может отойти и за две недели до родов, морально к этому я была готова, но то, что сразу после этого начнут отходить воды, я никак не ожидала.
Позвонив в больницу и получив добро на приезд, мы начали собираться. Хотя все вещи были готовы, и ехать всего минут 15,почему-то в больницу мы приехали только в 2 часа. Выходя из квартиры, я с ней попрощалась, пообещав вернуться не одна. Мне очень запомнилась ночная дорога. Машин не было абсолютно, горели огни, и все было наполнено какой-то торжественностью.
Акушерка сделала осмотр и подтвердила, что действительно воды начали отходить. Спросила разрешение и побрила малюсенький кусочек меня, на случай если придется делать эпизиотомию. Зная, что ее делают практически всем, я попросила, если особой необходимости не будет мне не делать.
В родблоке, где проходил осмотр, было очень светло и тихо, играла какая-то ненавязчивая музыка, но меня она раздражала. Мне выдали халат, я переоделась и пошла в предродовую, где нас ждал папа. На 40 минут мне поставили монитор. Схваток не было, деткино сердечко билось хорошо и нашему папе предложили поехать домой и поспать немного. Мне было жалко, что он всю ночь будет сидеть на стуле около кровати и я отпустила его.
В предродовой было 6 кроватей, каждая из которых была отгорожена шторой друг от друга. На одной из кроватей спала уже родившая женщина, ее перевели в палату только утром. Я пыталась спать, но скорее была в каком-то полузабытьи и постоянно просыпалась. Посреди ночи мне приспичило достать будильник и я долго шуршала в сумке, наверно мешая спать соседке. Будильник не находился, хотя я точно знала что Игорь положил его. Я приложила ухо к сумке и услышала тиканье, перерыв всю сумку, я начала было беситься, и наконец-то догадалась залезть в боковой карман. Положив будильник рядом с подушкой, я уже собралась опять подремать и тут обнаружила на стене часы, которые очень хорошо было видно с моей кровати, т.к. верх штор был сделан из сетки, чтобы проходил воздух, и стоило столько ковыряться в сумке. В 4:45 я почувствовала, как живот напрягся и расслабился, не трудно было догадаться, что это начались схватки, на тот момент слабенькие и совсем безболезненные.
В девятом часу мне проверили раскрытие и сказали что в 9:00 будет смотреть доктор. После осмотра мне выдали таблетки и сказали, что их надо пить через каждый час 6 раз, чтобы стимулировать схватки. В карте у меня было написано, что я хочу естественные роды и увидев мой недоуменный взгляд по поводу таблеток акушерка, которая меня принимала, стала меня успокаивать, что таблетки очень легкие и даже не всем помогают, что ребеночку без вод долго нельзя и надо родить в течении 24 часов. Со слезами на глазах, я вышла из родблока, и своим видом испугала нашего папу, который чуть-чуть поспал и вернулся к нам. Мы начали пить таблетки и считать и записывать интервалы между схватками и их длительность, чем почему-то удивили медперсонал. Послеродовые палаты были на одного человека и на четыре. Я подумала, что одной будет скучновато, и решила быть поближе к народу. Пришла медсестра и зачем-то увезла мои сумки в палату, видно она думала, что я уже скоро рожу. Из-за таблеток схватки стали почаще и посильнее. Периодически мне проверяли раскрытие, каждый раз выгоняя мужа за шторку, и ставили монитор. Воды всё это время продолжали сочиться. Когда схватки стали достаточно болезненными, мне трудно стало находить удобное положение Я не могла ни лежать, ни сидеть, ни стоять ни в какой позе. Акушерка из очередной смены посоветовала мне сесть "по-турецки" и это гораздо облегчило моё существование. Так мы выпили все таблетки и схватки опять ослабли. Я постоянно посылала мужа в послеродовую палату за какой-нибудь вещью из сумки, и женщины уже родившие каждый раз его спрашивали, родила или не родила. Время тянулось очень медленно. В предродовую постоянно приезжали женщины со схватками и через некоторое время вызывали акушерок, сообщая им, что начались потуги. Они дружненько убегали, и еще через некоторое время слышался крик родившегося ребенка. Его выносили ожидающим родственникам и поздравляли. И так несколько человек. Только мы все сидели и считали эти дурацкие схватки.
Под вечер я начала падать духом и слезы лились градом не от боли, а от обиды что столько народа уже отстрелялось, а у меня никакого прогресса. Раскрытие идет ооочень медленно и схватки слабые. Муж все время сидел со мной и отошел только купить что-то поесть. Кроме него я никого не хотела видеть. Мы начали уговаривать нашу доченьку поторопиться, потому что мы ее очень ждем и маме очень больно. Тем временем народ обнаружил наше исчезновение (мы решили никому не сообщать пока дитенок не родится).
Приехала жена нашего хорошего знакомого. Машины около дома нет, домашний телефон не отвечает, сотовый тоже (им в больнице нельзя пользоваться) и ее муж послал в больницу узнать как мы. Я была в ужасном настроении и сначала наехала на нее, что могла бы и не приезжать, но она, понимая мое состояние, слава Богу, не обиделась. Она начала меня успокаивать и тут я опять расплакалась и стала ей жаловаться, что все - уже, а мы - никак. После ее ухода настроение немного поднялось(все таки приятно что кто-то за тебя переживает).
Через некоторое время мне ставили монитор и проверяли раскрытие. Когда ставили монитор, приходилось ложиться, и это было просто ужасно. Видя мои мучения, медсестра приспособилась прицеплять мне ремни сидя. Периодически она приносила мне теплую грелку на живот, и от нее ненадолго становилось немного легче. Я почти сутки просидела в позе "по-турецки", опираясь на руки. В перерывах между схватками вытягивала затекшие ноги и руки. Акушерка сказала, что если до утра не родим, то надо будет ставить капельницу. Вспомнив, что есть такое выражение нахаживать схватки, мы отправились бродить по коридорам. Результатов это не принесло. Ночь прошла в полузабытьи. Муж всю ночь просидел рядом на стуле. Иногда дремал.
Утром мне принесли завтрак, но в рот абсолютно ничего не лезло. Пока я собиралась с силами съесть хоть что-нибудь, меня позвали на осмотр к доктору. Дежурила единственная врач-женщина. Кроме нее в отделении еще два дедульки и один молодой доктор. В течении всей беременности я в основном и наблюдалась у этого молодого, т.к. он дежурил по субботам, а я проработав почти до последнего, попадала в больницу в основном по субботам. У врачихи на приеме я была всего один раз и тогда она произвела на меня довольно хорошее впечатление. Посмотрев меня, она сказала, что сдвигов по-прежнему нет и что, мол, делать будем. А я откуда знаю что делать. Она начала говорить, что если так будет продолжаться, то и до кесарева недалеко. Я толком не могла понять, что она от меня хочет, слышала, как она говорила акушерке, что не хочет, чтобы ей потом выговаривали. Сказала бы сразу, что надо капельницу ставить, а то все вокруг, да около. Опять же из-за записи в карте про естественные роды, она боялась брать на себя ответственность. Когда я, наконец-то, поняла что весь сыр-бор из-за капельницы (после почти 30-ти часов схваток голова соображала туго), я спросила про обезболивающее. Врачиха вытаращила на меня глаза и сказала: "Ты разве не знаешь, что в нашей больнице обезболивание не делают?" Я знаю, что у меня достаточно высокий болевой порог и этой темой абсолютно не интересовалась, и ни на курсах, ни на приемах никто об этом не упоминал. Мне никогда не ставили капельницу раньше, мало того, укол делали всего один раз в жизни, так что слово "капельница" звучало как-то страшновато. У меня была одна мысль в голове - поскорее бы все это закончилось.
Акушерка, в отличие от врачихи, приятная, добрая тетечка, подошла ко мне и спокойно спросила можно ли поставить капельницу. Я согласилась при условии, что ко мне в родовую пустят мужа. Вообще, именно в этой больнице такие вещи не практикуют, и мы надеялись, что для нас как для иностранцев сделают исключение. Мол, если я не пойму чего, то муж мне переводить будет, хотя он тогда по-японски хуже меня говорил. Они промолчали, но не отказали. Подтвердив еще раз мое согласие, она сделала укол, чтобы проверить переносимость лекарства. Пока я лежала, и ждали реакцию, в соседнем блоке рожала женщина. Она дышала в голос, и слышались команды акушерки и подбадривания остального персонала. Через некоторое время заплакал ребенок, и потом все стихло.
Около 11-ти со второй попытки(после первой у меня потом был синячище в пол руки) поставили капельницу. Потом пришел наш папа, похожий на хирурга. Жалко нету фотки его в таком виде. Т.к. позавтракать мне так и не удалось, он принес молоко и крекеры и кормил меня и поил из трубочки. Дозу лекарства постепенно увеличивали, и в скором времени мне стало очень даже лихо. Схватки сразу начались очень сильные. Хорошо, что мне поставили монитор, муж все время смотрел на показания и предупреждал меня о начале каждой следующей схватки. ОЧЕНЬ помогало дыхание " вдох носом, медленный выдох ртом". Вообще не представляю, как можно без этого обходиться. Я вспомнила про соседку и попробовала дышать с голосом, от этого стало немного легче. Схватки становились все сильнее, чаще и болезненней. Было так больно, что я просто начинала забывать, как дышать. Я вцепилась в мужнину руку со зверской силой. Он дышал вместе со мной и помогал мне не сбиваться. Не замечая ничего вокруг, я смотрела только на его лицо и повторяла за ним. Голос сел, и мое дыхание стало больше похоже на рычание. Главное было не сбиться с ритма, иначе становилось совсем больно. В родблоке никого кроме нас не было, и никто давно не заходил нас проведать. В один прекрасный момент, говорят, он наступает практически у всех, я поняла, что больше не могу. Муж пошел звать на помощь.
Пришла акушерка и выпроводила мужа, чтобы меня осмотреть. Пока она одевала перчатки, я, оставшись без поддержки мужа, забыла про дыхание и мне стало так больно, что я села и по-русски закричала "мамочка!".Я несколько раз в рассказах о родах за границей читала, что девочки как радистка Кэт, вспоминают маму и выкрикивают что-то именно по-русски. Вот и я оказалась в их рядах. Акушерка подошла, положила мне руку на живот и настроила дыхание. Посмотрев меня, сказала, что можно рожать. Она позвонила и вызвала врача, на лице у нее изобразилось удивление, сказала, что все понятно и положила трубку. Она начала что-то там готовить и сказала мне попробовать потужиться. Сейчас просто смешно вспоминать. Я уже настолько ничего не соображала, что сделала как сказали, взяла и, не дождавшись схватки, попробовала потужиться. Ничего не произошло. Вспомнила, что вроде как здесь тоже перед родами ставят клизьму, спросила у акушерки. Она сказала, что если вчера в туалет ходила, то не надо. Лучше бы она поставила мне клизьму, чем катетор в мочевой пузырь. Ну очень неприятная процедура. Пришел доктор (мой молоденький) и медсестра. Я так поняла, что эта грымза врачиха от меня отказалась, хотя и было ее дежурство.
Пухленькая медсестричка поддерживала мне голову и всячески подбадривала. Акушерка управляла процессом и командовала. Доктор стоял и молча наблюдал за процессом, он вообще молчун. Я не сразу поняла, что и как надо делать, но персонал очень быстренько ввел меня в курс дела. Один раз я неправильно потужилась и напрягла лицо и раздула щеки. Доктор, опять же молча, посмотрел на меня так строго, что я постаралась больше этого не делать.
Сами роды прошли абсолютно безболезненно и в 14:52 наша долгожданная доченька появилась на этот свет. Доктор спросил положить ли мне ее на живот, я конечно же согласилась. Совершенно растерявшись и обалдев от счастья, я не придумав ничего лучшего погладила ее двумя пальцами по голове. Потом малышку унесли на осмотр и знакомство с папой. Осмотрев дочу, доктор вернулся ко мне. Он все-таки сделал надрез, я видела во время родов движение его руки, но совсем ничего не почувствовала. Тут до меня дошло, что это еще не все, что облегчение временное и предстоит зашивание. Шил он без обезболивающего. Я начала скулить, что мне больно и попросила акушерку подержать ее за руку. От этого легче не стало, это же не была рука моего мУжика.
Столько терпела, а тут расслабилась и раскисла. Доктор пожалел меня и сделал малюсенький укольчик. Когда и это было позади, я попросила приложить дочу к груди.
Мне ее принесли и вместе с ними пришел наш тоже обалдевший от счастья папашка. Я взяла малявку на руки, и тут мы с ней впервые встретились взглядами. Говорят, что новорожденные видят все расплывчато, но я абсолютно уверена, что эти серые глазенки смотрели точно мне в глаза. Я даже немного смутилась. Потом она чуть-чуть почмокала, ее забрали в детскую и оставили меня отдыхать. Новоиспеченный папа рассказал мне, что в больницу позвонили наши знакомые и как раз в тот момент, когда он разговаривал по телефону, услышал плач. Когда ему принесли дочу, она посасывала краешек рукава распашенки и тут он подумал, что на Соню (у нас было два имени на выбор) она совсем не похожа и быть ей Викторией Игоревной. Папа наш устал не меньше меня, т.к. с полным правом можно сказать, что рожали мы вдвоем, и мы отпустили его домой отдыхать и обзванивать родных и знакомых. На следующий день девченки, которые лежали со мной в палате, восхищались нашим папой и жаловались, что их мужья, в лучшем случае привозили их в роддом и уезжали обратно на работу или домой, и приезжали только, когда все было позади. Ну, ничего не поделаешь, менталитет, понимаешь.
Потом с меня сняли капельницу, сказали лечь на живот и пару часов поспать. Через два часа пришла дежурная акушерка, та которая меня принимала с самого начала (сколько же их сменилось за все это время), обтерла меня всю горячими влажными полотенцами, одела чистый халат и предложила отвезти в палату на кресле-каталке. Я побоялась садиться и сказала, что лучше уж я пойду сама. Я встала, и напевая песенку из популярного детского мультфильма о том что я бодра и люблю ходить пешком, поковыляла в палату. Когда мы проходили мимо поста, акушерка рассказала всем про мою песенку, и все дружно засмеялись и стали меня хвалить, что я такая молодец и иду в палату на своих двоих.
Не спав двое с половиной суток и проделав такую работу, я должна была падать от усталости, но у меня был такой прилив энергии, и спать не хотелось абсолютно. В голове было столько мыслей, и чувства переполняли душу...
В заключении скажу, что родились мы 26 сентября 2000г, вес 3,385гр, рост 50,8см, 8/9 баллов по Апгар.
С начала отхода вод, роды длились почти 39 часов.

Источник http://www.mama.ru/club/bstory/2697/98256/
gkir

Аватара пользователя
Админ
 
Возраст: 38
Имя: Кирилл

Сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают:
нет зарегистрированных пользователей