Добро пожаловать!







Забыли пароль? Вам сюда!!
 



Наш календарь


Поиск на всём сайте:



Сейчас на конференции


Olguscha38


В нашей базе данных...


можно найти роддома, клиники, детские сады и школы рядом с домом




Социальные сети...


Наши социальные группы

 

Прочие полезности:


FAQ

Очистить cookies

Версия для печати

Текущее время:
20.09.2017 07:27

Часовой пояс: UTC + 1 час [ Летнее время ]

Cookie-Policy



KINDER.RU
Интернет для детей
Рассказы о родах, отзывы о роддомах, акушерках, врачах.

Сообщение 23.05.2007 22:50

Очень длинный рассказ о моей незапланированной беременности и родах
Вот опять я провожу своё беременное время за сим славным занятием - читаю рассказы о родах на маме.ру. Почему опять? Да потому что четыре с небольшим года назад я вот также зачитывалась этими, в принципе, похожими друг на друга, но от этого не менеее захватывающими, повествованиями. Тогда я была впервые в жизни, окончательно и бесповоротно беременна. С жадностью акулы-каракулы я поглощала всю доступную информацию о беременности, психологических и телесных изменения, родах простых и сложных, всех их будоражащих подробностях и пр., и пр.
Как и большинство посетителей данного сайта, я перечитала уже просто несметно рассказов о родах. Но! Наблюдение моё таково, что никто практически не пишет о незапланированой или нежелательной беременности. Может быть, дело в целевой группе портала - беременные, носящие под сердцем свои долгожданные сокровища. Но я бы сказала, что все рассказы немного отдают неким ароматом бравады. Собственная беременность и роды для каждой женщины - это опыт огромной важности, накладывающий отпечаток на всю личность в целом. Логично, что психологический анализ при описании этих событий по прошествии времени автоматически отметает особенно веские эмоциональные переживания негативного характера. А что может быть хуже в сознании счастливой матери, прошедшей уже этот этап, чем возможное первоначальное расстройство по поводу того, что подарило в итоге всем и вся счастье материнства и отцовства? Тем не менее, незапланированные и нежелательные беременнсти тоже случаются. Вот история одной из них.
Когда я узнала, что жизнь моя вот так кардинально изменится, что я из девочки-студентки, живущей свободно и весело, ещё не решившей окончательно, кем она хочет стать, когда вырастерт, где её родина, где её дом - в сибирском Иркутске или немецком Марбурге (я тогда как раз была по обмену на годовой стажировке в Германии) - когда я узнала, что беременна, стало мне очень не по себе. Мягко выразилась "не по себе". У меня было очень пугающее ощущение, что я стою на верхушке овального, как яйцо, земного шара, который с чудовищной скоростью нарезает круги во вселенной, мне очень трудно сохранить равновесие, и теперь я не имею права, если вдруг станет совсем тяжко, вернуться в укромное и уютное лоно юности, где всё можно, и мало за что надо серьёзно нести ответственность.
Мой друг, так неожиданно ставший отцом зародившейся жизни, чувствовал себя, наверняка, не намного лучше, хотя у него и обошлось без видений с яйцами, рассекающими по вселенной.
Словом, мы оба были не готовы к такому повороту событий. Мы лишь полгода как были вместе, в той нежной фазе влюблённости, когда хочется быть только вдвоём, когда всё видится в особом свечении, когда воздух, выдыхаемый любимым в сто раз лучше, чем воздух вокруг. И вдруг! Нас станет трое!
У меня с самого отрочества была непереносимость гормональных препаратов, и я, вдруг влюбившись без памяти на чужбине, не имела возможности оперативно предпринять сколько-то более надёжные меры предохранения, чем календарный способ. Презервативы мы отвергли, как нечто неестественное, посягающее на нашу стопроцентную близость. И вот мы просто перепутали календарики - догадались заносить их один за другим в конец нашего общего скрипта по "теории конкуренции". Эту лекцию мы тоже посещали вместе, поэтому в скрипт, точнее, всё больше в его конец, заглядывали по очереди и так вот несерьёзно предохранялись от незапланированной беременности. Мы так были заняты друг другом, что совершенно забыли, откуда дети берутся. В нормальной жизни мы оба отличались рациональным подходом к жизни, обострённым чувством ответственности и приверженностью к высокопроцентному стремлению держать всё под контролем. Такие самохарактеристики звучат, по меньшей мере, несовместимо с тем, что мы, что называется, "лихо залетели".
И вот весной 2002 года, после недели задержки, сопровождавшейся жутким аппетитом, весьма подавленным расположением духа и бесконечной отлучкой с лекций в туалет, я, краснея и бледнея, приобрела в аптеке супер-тест на беременность с 1 малюсеньким процентом возможной погрешности. Многозначительно переглянувшись, мы с любимым слиняли всё с той же "теории конкуренции", чтобы, оккупировав женский туалет, выяснить всё на практике. Так и есть, один из сперматозоидов моего немецкого друга оказался особенно конкурентноспособным и достиг цели. Свершилось. О, ужас!
Затем последовал час тяжести на душе, когда мы не знали, что делать и говорить друг другу. Мы оба чувствовали, что это - результат нашей любви, чудо, но очень уж неожиданное. Детей в Германии заводят поздно, на третьем десятке (мы же были в самом начале второго), состоявшись, как личность, закончив образование, создав финансовую базу. Мы же, студенты-отличники, мечтали ещё познать весь мир, написать по докторской и сделать по карьере.
Не скрою, были слёзы, причём обаюдные. Мы ревели в два ручья, мой был бурным и громким, его скупым и тихим.
Не выдержав нагрузки, я позвонила маме в, ставшую вдруг ещё более далёкой, Россию. На все вопросы о том "Ну, как ты там? Что нового?" я могла лишь многозначительно мычать в трубку, так что мама довольно быстро сама многозначительно замолчала, а потом спросила, уж не беременна ли я. Я выдохнула "да" и зажмурилась, ожидая грома и молний, слёз и упрёков. Но моя мама, вдруг совершенно другим, очень тёплым голосом поздравила меня с тем, что теперь-то я постигну тайну великой и всеобъемлющей материнской любви. За эти слова в тот момент я буду благодарна маме всегда. Это было самое главное, что она могла сделать для меня в моей взрослой жизни. Мне стало так легко и радостно.
Томас, видя сей эффект, немедля собрал сумки, и мы поехали к его родителям.
Я жутко волновалась, так как видела их во второй или третий раз - и сразу с такой новостью! Прямо стереотип какой-то: русская девушка, не долго думая, охмуряет и пр. Бррр!
Но каково было моё удивление, когда эти два чинных и довольно консервативных пожилых немца, услышав о нашей беременности, всплеснули руками и наперерез друг другу кинулись нас обнимать и целовать, притащили бутылку шампанского и умилялись и радовались долго и неудержимо.
Вот так. И мы, два будущих родителя, тоже стали потихоньку радоваться предстоящему. Всё рассудили и спланировали по-новому, и получалось не так уж и плохо. Смирившись и приняв, мы с головой окунулись в беременность.
А уж она-то расцвела токсикозом, впечатлительностью, непереносимостью запаха нашего любимого утреннего ритуала кофепития. Входя по утрам на кухню, я взбешённо распахивала окно и ругалась, почему мой милый друг, не спросив моего разрешения, посреди кухни жжёт резину - такую вонь источала его заветная кружка кофе.
Вообще, первые два месяца мой беременный организм резко отрёкся от необузданности в еде и прочем, перейдя на минимализм. Я ОЧЕНЬ полюбила томаты и простой варёный картофель и ела это нехитрое блюдо практически каждый день.
Закончился семестр, стало совсем тепло и перестало так безудержно тошнить. Мы съездили в Париж, в котором мне всё же больше всего понравились томаты и картошка.
Потом время понеслось, как то яйцо во вселенной, видения которого меня больше не мучали. Животик рос, всё было просто супер. Мой врач, не избалованный молодыми пациентками, всё нахваливал меня. Я же не очень любила к нему ходить, сидишь и очень долго ждёшь, хотя назначено было на точно определённое время, затем рутинное обследование за две минуты, уверения в том, что всё так отлично, что лучше быть просто не может. И даже как-то не к месту и невпопад вопросы задавать. Меня это очень выводило из себя. Мама, обрывая телефон, кляла безответственную немецкую медицину.
В третьем триместре мы стали раздумывать о том, где и как будем рожать. Ходили на экскурсии в университетскую клинику и частные родильные дома. Родильные дома в Марбурге - это такие очень маленькие, всего комнат 6-8 практики, ведут которые так называемые свободные акушерки. Всё очень мило, уютно, главная идея - альтернатива клинике, как прообразу массового производства. Вообще, здесь нужно сказать, что университетский городок Марбург (здесь, кстати, Ломоносов пять лет учился) - сам по себе очень любит всё альтернативное, чем и выделяется на фоне достаточно консервативного ландшафта земли Хессен, расположеной в центре Германии.
Так вот, такие родильные дома, конечно, очень милы, и подход в них очень индивидуальный, но мы, как первородящие, всё же предпочли надёжность, проистекающую, не в последнюю очередь, именно из массовости университетской клиники.
А уж экскурсия в эту самую клинику произвела на меня, панически не переваривающую больницы, самое неизгладимое впечатление. Клиника понравилась мне больше Лувра. Конечно, мой опыт последнего пребывания в больнице уходит своими корнями в 90-е годы. Я лежала как-то раз с желтухой в областной инфекционке и думала, что просто не выдержу ни самой казённо-убогой обстановки, ни лагерного обращения медсестёр, ни бездушности и безразличия врачей. Вынесла, но с тех пор стала вести очень здоровый образ жизни, дабы не загреметь никогда больше в подобное заведение.
Так что я просто пришла в восторг от обстановки клиники, от чистоты и функциональности оборудования, от милых родильных палат, которые дословно с немецкого переводятся как "зал криков и мучительных родов". Это от старонемецкого глагола как когда-то образовалось, так и осталось - традиции дороги немецкому сердцу. Хотя, согласитесь, пугающе.
Короче, рожать мы решили в клинике, которая к тому же ещё и расположена была удачно, прямо при ботаническом саду, но в центре города.
Ещё я записалась на курсы подготовки и нашла себе акушерку для послеродового периода. Это было просто верх моего восторга по поводу немецкой системы здравоохранения. Эта милая женщина приезжала потом после родов каждый день, осматривала меня и новорожденного, давала всякие полезные советы, опять-таки несколько альтернативного характера, приносила нам травки, самодельные мази и отвары. И это, и ведение беременности, и роды, и курс востановительной гимнастики, и пр. - очень качественно. А самое приятное, что не нужно было совершенно думать о финансовой стороне, - всё оплачивалось страховкой.
Ну вот, и в моём черезчур длинном и отвлечённом рассказе подходит черёд кульминации. Последние недели до предполагаемого срока. Это была просто школа воспитания терпения! Этот огромный живот! Невозможность лечь удобно, пинки немладенческой силы, давление на мочевой пузырь, этот инстинкт гнездования! А главное - неизвестность "когда же?!" и "как же это всё будет со мной?!"
Я переходила неделю после поставленного срока 12-го января. Уже и вино краснющее пила, и ванны принимала, и сексом сильно занималась. Всё, как положено - результата никакого.
Вот сейчас достала свои записи из того времени - сплошные восклицательные знаки, нервы были на пределе. Привожу несколько цитат:
"12-е января. Я уже нахожусь на грани нервного срыва, и, самое смешное, что до этого состояния меня довели не какие-то злые и коварные посторонние, а лишь нашей судьбой обеспокоенные родные и близкие! Взять, к примеру, сегодняшнюю ночь: в два часа звонит мама (Ну что? Всё ещё дома?); в шесть часов звонит сестра (у бабушки от волнения приступ) - я еле сдерживаюсь, чтобы не нагрубить; в восемь часов снова звонит мама (Ну, всё ещё ничего?) Я в истерике, вынуждена громко плакать - не могу больше, довели!" Ну да, им-то что - семь часов разницы, почему б не позвонить.
Совет беременным: бессовестно наврать всему свету о предполагаемой дате родов, если окружение у Вас, как у меня, такое беспокойное.
Если ещё учесть, что все на свете предвестники родов проявились у меня очень давно, то можно понять, почему рано утром 18-го января я проснулась в полной растерянности.
Приблизительно в 6:45 меня постигла-таки первая настоящая схватка. Ощущение, действительно, как и описано в бесконечных томах, очень напоминает ПМС.
Сходив в ванную, я обнаружила, что те самые кровянисто-слизистые субстанции усилились. Подумав, что кровянистость это не к добру, я решила разбудить Томаса и поехать в клинику.
Странно, но в этот раз я была как-то совсем спокойна. Раньше, когда я думала "началось!" меня так трясло в полном смысле слова, что от этого сотрясения начиналась икота, а у Томаса из глаз ещё долго не проходило выражение сильнейшего сострадания. Но в то утро я была абсолютно спокойна!
Спокойствие нарушил милый друг, сонным голосом задавший самый дурацкий вопрос - уверена ли я, что действительно началось. Как можно было спрашивать такое?! У мужчин голова, всё-таки, неправильно устроена! Откуда мне быть увереной - я первый раз рожаю!
И вот, обиженная и неуверенная, я отправилась в душ. Живот несколько раз болел. После душа, который не снял этот ПМС-максимум, выяснилось, что Томас мне действительно не очень-то поверил и опять уснул. О, Мужчина! Так делать нехорошо!
Для верности я позвонила в клинику, я очень боялась быть отвергнутой и отосланной обратно. Но милый голос по телефону, услышав про то, что "тянет так… фу-фу… сильно" каждые 5-7 минут, сердечно пригласил меня приехать.
Мы сели завтракать, предвидя напряжённый трудовой день. Ситуация со схватками очень быстро становилась всё интереснее.
Позвонила мама, и её напряжённый голос, её заверения в том, что всё хорошо, и она всегда со мной, что бы не случилось - совершенно расстроили меня, как раз началась схватка, и я раскисла, как маленькая девочка и расплакалась. Глупость!
Когда мы на улице ждали такси, я снова успокоилась. Было такое чистое, морозное утро - и я почувствовала себя сильнее.
Таксисткой оказалась лихая бабуля в чёрной кожаной куртке и с ёжиком седых волос на голове! Мне стало даже весело. На поворотах я охала, а Петра (так звали бабулю-рокершу) всё повторяла на берлинском диалекте: "Verdammt, meine Liebe, dat kriеgste schon hin!"
В клинике нас радушно приняли, меня осмотрели акушерка смены и пара студенток, выяснилось, что всё идёт по плану: шейка матки открыта на 3 см, мягкая, а пузырь на месте. Теперь я застенчиво радовалась каждой схватке каждые 3 минуты, КТГ показал, что дитёнок спал и набирался сил перед дальней дорогой на этот свет.
Мне сказали, что "движение - жизнь" и отправили минут на сорок погулять. Мы чинно отправились прогуляться по заснеженному ботаническому саду и перекусить в булочной, что была через дорогу. Переход через дорогу был весел по-своему. На полпути у меня пришла очередная схватка, а у машин загорелся зелёный, и мой милый герой загораживал меня грудью от нетерпеливых автовладельцев. Вот люди подумали про нас несусветное.
В девять утра меня сгибало уже довольно порядочно. Когда мы вернулись в клинику, я решила принять ванну, призванную облегчить мои, казавшиеся мне уже маловыносимыми, страдания (наивная я!). В ванне лежать мне понравилось, Томас поливал мой укутанный в полотенца живот из стаканчика, мы шутили и слушали мою любимую музыку Де Фазз.
Вскоре мне стало не до музыки и не до шуток, и я выбралась из ванны.
Было 12 часов, меня обследовали, и прогресса особого не нашли. Больше всего я боялась затухания родовой деятельности и стимуляции. Посему я мужественно решилась на клизму, которую на курсах подготовки называли естественным стимулятором.
Было не так уж и противно, к тому же, теперь можно было быть спокойной за потом. И вот после клизмы-то и началось самое захватывающее. Тут-то я поняла, что то, что было до - это, вообще, не боль! Теперь, в 12:30, у меня начались настоящие роды!
Схватки шли одна за другой, во мне проснулись какие-то спавшие доселе природные инстинкты. Я начала по-особому дышать и двигаться. Вот с этой-то фазы для меня и стала так неоценимо важна поддержка Томаса. Поддержка в прямом смысле слова. На схватках он меня держал, а я крепко прижималась к нему, сливаясь с ним и отдавая ему часть этой боли. Я ощущала непреодолимую потребность в движении. Так получалось, что мы с Томасом как будто танцевали. Удивительный танец рождения новой жизни!
Через полтора часа танцев я подустала, и ребёнчику стало тяжелей, не хватало жидкости, мне велели лечь и подключили к КТГ, теперь уже навечно. Это лежание с присосками на животе раздражало порядком. Несмотря на то, что я много пила, мне поставили капельницу с физиологическим раствором, и сердечко малышки сразу успокоилось.
Осмотр показал раскрытие 6 см. Я подумала, ну вот, к полуночи, наверно, управимся.
Боль всё усиливалась, а я всё больше погружалась в состояние какого-то правильного транса. Думаю, что это очень важно было, всё испытывать так, что внешние условия позволили мне раствориться в этом и пережить всё сполна.
Вскоре я начала кричать таким глухим голосом, которого раньше у себя не знала. Пару раз я громко звала маму, но это было плохой идеей. Сразу чувствуешь себя маленькой и слабой. В следующий раз я знаю - нельзя звать маму, и нельзя, чтобы тебя жалели.
Я чувствовала, что больше не могу, что нужно что-то предпринять, иначе я потеряю мой боевой настрой, и всё может пойти вкривь и вкось. И я согласилась на настойчивые предложения акушерки взять обезбаливающее. До родов я довольно резко отвергала эту возможность, зная, что это может замедлить родовую деятельность. И кроме того, чего темнить, хотелось доказать всему миру, что я могу родить сама.
Теперь же я знаю, что решение принять капельницу "мептина" было очень правильным. "Мептин" ускорил раскрытие и срезал самые верхушки боли на схватках, но боль, которая была важна для процесса, он не убрал.
И тут началось такое! Меня стало тужить! Вот это, я скажу, ощущения! Непреодолимое желание толкать!
Акушерки же не думали, что всё так быстро пошло, поскольку роды первые, и должно бы длиться дольше. Поэтому тужиться мне не разрешали, опасаясь разрыва шейки матки.
Форменное издевателство! Потугам невозможно противостоять! Это противостояние показалось мне самым тяжёлым в родах. Я была уверена, что мне ещё так долго мучиться, и это казалось мне невозможным.
Всё это время Томас держал меня за руку, я знала, что он со мной и только для меня. В этот великий для нас обоих день его любовь ко мне была ощутима физически.
Тут лопнул пузырь, хлынул поток. Мне разрешили тужиться. Счастью моему не было предела. Я очутилась в пограничном эмоциональном вихре. Акушерка одним свистом кликнула всех своих студентов. Быстро приготовили какие-то штуки на непонятно откуда взявшемся столике. Переоборудовали мою кровать в кресло космонавта. Мы с бешенной скоростью пошли на старт.
Тужиться мне очень понравилось. Я активно работала, и это было классно. Увидев глаза Томаса, я кинула взгляд вниз живота и увидела мини-затылок. Шок! Там действительно ребёнок!
Через несколько мгновений по мне прокатилась волна блаженного облегчения, и я увидела, как врач буквально поймала вылетевшего пулей голого и мокрого человеческого детёныша.
Нашу дочку! В 16:32, 3530 гр, 53 см.
Она тут же закричала - так громко и так сердито!
О боже-боже! Я сорвала с себя рубашку, не видя и не слыша вокруг себя толпы студентов и врачей. Мне тут же дали её - такую голенькую, тёплую и мягкую. Я прижала её к груди, Томас укрыл нас полотенцем

И снова были потоки слёз, как в тот день, когда мы узнали, что беременны. Теперь потока стало три, и они слились в радостный звон источника жизни и счастья.
Вся боль забылась сразу.
Вышла плацента. Смешная и фиолетовая. Мне зашили мини-разрыв, - дитя приветствовало этот мир, помахивая ручкой над и без того объёмистой головой.
Всё это заняло минут десять, и нас оставили одних.
Мы трое стали одним целым. Таким тёплым, глубоким и навсегда! С этого самого момента в моей жизни поселилась идеальная истина. Я стала мамой! Наша любовь дала жизнь новому человеку. Непостижимо! Этот маленький, нуждающийся в нас комочек, есть только потому, что мы ослепли от любви друг к другу, перепутали календарики и незапланированно забеременели.
Эта прекрасная девочка будет расти. У неё будет своя полная событий, открытий и удивлений жизнь. А мы можем сделать так, чтобы она была счастлива! Спасибо тебе, Лукьяна!
P.S.: А в августе у нас будет второй незапланированный ребёнок!
Если вдруг кто-то из читательниц живёт в Марбурге, пишите (maria_shugantseva@web.de) буду рада!

Источник http://www.mama.ru/club/bstory/524/154299/
gkir

Аватара пользователя
Админ
 
Возраст: 37
Имя: Кирилл

Сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают:
нет зарегистрированных пользователей